Ultimate magazine theme for WordPress.

«В чем тогда ценность переписки, если ее узнают другие лица?»

0 4

«В чем тогда ценность переписки, если ее узнают другие лица?»

Верховный суд России отклонил жалобу Telegram

Верховный суд России отклонил апелляционную жалобу мессенджера Telegram на свое же решение от 20 марта 2018 года. Тогда суд отказался признать недействующим приказ Федеральной службы безопасности (ФСБ) о предоставлении ей ключей для декодирования сообщений пользователей. По словам представителей защиты Telegram, российские власти упустили шанс выработать стандарты по соблюдению баланса частных и публичных интересов, чем, вероятно, займется Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), куда компания уже обратилась за поддержкой.

Апелляционная коллегия Верховного суда РФ поддержала ФСБ, отклонив жалобу Telegram, передает корреспондент “Ъ” из зала суда. Компания просила признать приказ ФСБ о передаче ей информации, необходимой для расшифровки переписки пользователей, недействительным.

Изложив хронологию и суть дела, суд предложил оппонентам выступить со своими доводами. Представляющий Telegram в суде адвокат Рамиль Ахметгалиев заявил, что порядок, утвержденный приказом ФСБ, не обеспечивает баланс в соблюдении публичных и частных интересов. «Наши оппоненты считают, что информация для декодирования, не относится к особо охраняемой тайне. Но это не так»,— сообщил юрист. Он провел аналогию с сейфом, содержимое которого представляет собой секретную информацию, а шифр к нему — уже нет. «Зная шифр, спецслужбы могут прочитать всю переписку пользователя. ФСБ полагает: если информация прямо в законе не именована как секретная, значит, охрана на нее не распространяется. Но исходить нужно из общих принципов и базовых правил. В чем тогда ценность переписки, если ее узнают другие лица? Шифрование — законный способ защиты информации, ей должен быть придан статус особо охраняемой»,— рассуждал он.

«В чем тогда ценность переписки, если ее узнают другие лица?»

Адвокат Рамиль Ахметгалиев

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ

Господин Ахметгалиев также указал, что ФСБ фактически пытается ввести внесудебный способ контроля за перепиской граждан. «Получение материала для декодирования сообщений позволило бы ФСБ осуществлять контроль за перепиской всех пользователей Telegram, а не только лишь при производстве по уголовным делам на основании судебного решения»,— отмечал он. Кроме того, устанавливать порядок взаимодействия ОРИ в интернете с силовыми органами может только правительство, а не ФСБ, подчеркнул юрист. «Обеспечивать неприкосновенность переписки пользователей — не право Telegram, а его обязанность. Каковы гарантии от возможных рисков злоупотреблений сотрудников ФСБ, которые получат возможность читать сообщения граждан?» — резюмировал Рамиль Ахметгалиев.

В ответном выступлении представитель ФСБ Юлия Костина указала на то, что ключи для декодирования сообщений в мессенджерах не попадают под охраняемую Конституцией тайну переписки. По ее мнению, тезис о необходимости распространения защиты права на тайну переписки не только на сами электронные сообщения, но и на информацию, необходимую для их декодирования,— «субъективное и голословное суждение частного лица». «Наши оппоненты утверждали, что ключи уникальны. Как же тогда ФСБ может читать сообщения всех пользователей, если ключи уникальны для каждого из них?» — продолжала она.

Также, по словам госпожи Костиной, ФСБ по закону «Об оперативно-разыскной деятельности» может получить доступ к содержимому переписки и переговоров на основании судебного решения. «Согласно позиции наших оппонентов, получается, что, чтобы получить доступ к сообщениям в Telegram, ФСБ нужно еще раз, повторно обратиться в суд. В этом нет необходимости,— заявила юрист ФСБ.— По поводу рисков злоупотреблений: а какие гарантии у Telegram от них?». Она также напомнила, что у ФСБ есть право издавать нормативно-правовые акты, посему последняя и была вправе издать приказ. Кроме того, согласно заключению специалистов ФСБ, техническая возможность предоставить спецслужбам ключи для расшифровки у Telegram есть (в отличие от того, что заявляли представители мессенджера), указала госпожа Костина.

Представитель Генпрокуратуры поддержала позицию Юлии Костиной и попросила суд оставить апелляционную жалобу Telegram без удовлетворения.

После этого судьи Галина Манохина, Владимир Зайцев и Владимир Меркулов удалились на десятиминутное совещание. Вернувшись, коллегия огласила: решение Верховного суда от 20 марта 2018 года оставить без изменений, апелляционную жалобу — без удовлетворения. Мотивировочная часть будет готова в течение пяти дней.

В заявлении для прессы после заседания адвокат Рамиль Ахметгалиев сказал, что, по его мнению, российские власти упустили шанс на то, чтобы разработать стандарты по общению организаторов распространения информации со спецслужбами. «Ведь дело не только в Telegram. Похоже, этим будет заниматься уже ЕСПЧ»,— указал он.

Почему Мосгорсуд отклонил жалобу представителей Telegram

Напомним, Верховный суд 20 марта признал законным приказ ФСБ о предоставлении ключей для расшифровки сообщений в Telegram, отклонив иск юристов международной правозащитной организации «Агора», представляющей интересы компании в суде. Тогда же Роскомнадзор уведомил мессенджер о необходимости в течение 15 дней предоставить ФСБ необходимые данные, но Telegram отказался это сделать.

13 апреля Таганский райсуд Москвы постановил немедленно заблокировать доступ к ресурсам Telegram, удовлетворив иск Роскомнадзора. С 16 апреля операторы связи по указаниям Роскомнадзора блокируют IP-адреса, которые позволяют Telegram функционировать. В реестре запрещенной информации содержалось до 20 млн IP-адресов, часть из которых впоследствии была разблокирована. По состоянию на 8 августа заблокированными оставались около 3,8 млн IP-адресов.

Роман Рожков

Telegram без адреса

«В чем тогда ценность переписки, если ее узнают другие лица?»

Почему Роскомнадзор не может заблокировать мессенджер

Leave A Reply

Your email address will not be published.